Уполномоченный по защите прав
предпринимателей в Иркутской области

Лабыгин Андрей Николаевич

8 (3952) 48-85-35, 48-85-34

irkutsk@ombudsmanbiz.ru

Добросовестность в современном праве: судебная практика, закон и реальные проблемы бизнеса

02

Ноября

Что такое добросовестность с точки зрения закона? Почему бизнесу важно знать о нормах права, связанных с этим понятием? Как защитить себя и свое дело от недобросовестных контрагентов и органов власти? Об этом иркутянам расскажут на семинаре-встрече «Добросовестность как практический инструмент в бизнесе», который пройдет 10 ноября с 12-00 до 17-00 в иркутской библиотеке Молчанова-Сибирского,  зал № 204.

Модератор встречи – Андрей Владимирович Егоров, к.ю.н., профессор, первый заместитель председателя Совета Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ, главный редактор журнала «Арбитражная практика для юристов», действительный государственный советник юстиции 2 класса.

В программу семинара входит лекция о понятии добросовестности, нормах права, связанных с ним, судебной практике. В преддверии мероприятия Андрей Егоров рассказал о том, в каких ситуациях можно применить нормы Гражданского кодекса, апеллирующие к понятию добросовестности и о различных случаях из судебной практики Высшего Арбитражного Суда.

Добросовестность в целом

При разработке новых положений Гражданского кодекса о добросовестности главная идея заключалась в том, чтобы сформулировать один общий принцип, затем конкретизировать понятие уже других статьях кодекса, регулирующих те или иные отношения. Для некоторых правоотношений прежняя редакция Кодекса и раньше предусматривала необходимость оценки с точки зрения добросовестности. Самый яркий пример – добросовестность в вещном праве. Статья 302 ГК РФ регулирует возможность виндикации (требования возврата – прим. ред) вещи собственником у приобретателя этой вещи в зависимости от добросовестности последнего.

Однако ситуации, в которых требуется проверка добросовестности, не ограничивается только сферой вещных отношений. Они распространены также в корпоративных и обязательственных правоотношениях.

В корпоративных отношениях

В корпоративных спорах  проверка добросовестности (в субъективном смысле) требуется при оспаривании некоторых сделок. Например, сделка может быть признана недействительной, если одна из сторон знала о том, что условия невыполнимы, то есть вела себя недобросовестно.

Нормы статьи о добросовестности позволяют бороться с практикой «откатов» – заключения договоров на невыгодных условиях в обмен на личное вознаграждение. Также она позволяет оспаривать сделки, которые руководитель заключает в ущерб компании. Однако возможность признания сделки недействительной по-прежнему зависит от добросовестности другой стороны (от ее осведомленности об ограничении полномочий).

Еще одна сфера применения принципа добросовестности в корпоративных отношениях (на этот раз – в объективном смысле) – это ответственность руководителя компании за его недобросовестные действия (бездействие), которые причинили компании убытки. По закону представитель компании обязан действовать добросовестно и разумно, принимая решения, касающиеся его предприятия. Если директор нарушает эту обязанность, он должен возместить причиненные юридическому лицу убытки.

Вопрос оценки добросовестности возникает также при оспаривании сделок, заключенных так называемыми лжедиректорами. О таких ситуациях также планируется поговорить на семинаре 10 ноября. Отметим, что сейчас в законодательстве эта проблема не урегулирована.

Оспаривание сделок

В ГК была заложена идея об уменьшении возможностей оспаривания сделок из-за их формальных недостатков. Нормы закона позволят лишить такой возможности недобросовестных лиц. В России нередко одна сторона может заключить сделку, зная, что она по каким-либо основаниям ничтожна, но молчать об этом, пока сделка ей выгодна, а как только она становится невыгодной, заявить о ее ничтожности. Это явно недобросовестное поведение, и за рубежом подобные «фокусы» запрещены.  В развитых правопорядках действует запрет на противоречивое поведение: если лицо своим поведением показывает,  что считает сделку действительной, оно не может впоследствии ссылаться на то, что на самом деле сделка недействительна.

Еще один распространенный пример недобросовестного поведения стороны сделки: заключена сделка купли-продажи товара, по каким-либо причинам она ничтожна. Покупатель перепродает этот товар ничего не подозревающему третьему лицу, и после этого первый продавец заявляет требование о признании первой сделки недействительной.

Обман

С добросовестностью связана и статья ГК, посвященная расторжению сделок, заключенных обманным путем. Обманом считается намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить, исходя из требований о добросовестности.

Примечательно, что в европейском законодательстве нет нормы о том, что обманом считается, в том числе, намеренное умолчание о каких-либо обстоятельствах. Там судебная практика самостоятельно дошла до такого толкования понятия «обман». А у нас этому препятствовал нормативистский, слишком формальный подход к пониманию норм права. Считалось, что обманом могут быть только активные действия, раз не сказано иное.

Добросовестность  в иных спорах

В судебной практике уже выработан ряд подходов к разрешению некоторых договорных споров, основанных на оценке добросовестности поведения сторон, например, залог, кредиты и проценты, банкротство.

 

 

Полезные ссылки