Уполномоченный по защите прав
предпринимателей в Иркутской области

Лабыгин Андрей Николаевич

8 (3952) 48-85-35, 48-85-34

irkutsk@ombudsmanbiz.ru

Из-за административного давления в Листвянке закрыт уникальный музей кукол

30

Августа

- Музея «Куклы советского детства» в Листвянке больше нет, - пишет на свой страничке в Facebook организатор музея, индивидуальный предприниматель Оксана Токмакова. - Несмотря на то, что свой судебный процесс в деле против Росреестра я выиграла, тот бред, в который Росреестр, не сумев противостоять мне в арбитражных судах, втянул моего мужа руками «родных» иркутских судов общей юрисдикции, продолжается и конца и края ему не видно: его административные акты растут в геометрической прогрессии и проходить процедуры их обжалования одновременно в нескольких судебных инстанциях - невыносимо сложно! Это, практически, не оставляет мне времени ни на работу в музее, ни на жизнь! При том, что для Росреестра закрытие моего музея стало просто каким-то навязчивым делом «чести» и останавливаться они не собираются.
 
Несколько лет назад Оксана Токмакова с мужем приобрели в Листвянке участок земли, на котором расположено двухэтажное здание, и поселились там. В купленном доме Токмаковы и разместили на постоянной основе коллекцию кукол, которая демонстрировалась посетителям за небольшую плату. Так они работали до того момента, когда в Росреестр поступила жалоба, реагируя на которую, этот орган выдвинул претензию, что супруги незаконно используют свой земельный участок не по целевому назначению. 
 
- Мы тщетно пытались разъяснить специалистам Росреестра, что они смешивают имущественные и земельные отношения: наш музей не использует отдельно стоящего здания, он занимает две комнаты внутри жилого помещения, где мы — семья из пяти человек — проживаем на постоянной основе. У нас имеется и заключение жилнадзора о том, что дом используется по целевому назначению, - рассказывала  предпринимательница о своей борьбе во время круглого стола, состоявшегося на площадке Уполномоченного в конце февраля. - Согласно  целевому назначению используется и земельный участок, где находятся картофельное поле, грядки, цветочные клумбы, курятник, свинарник и т. п. Тем не менее, нас заставляют либо закрыть музей, либо переоформить все 24 сотки земли под коммерческое использование — и платить за них соответствующие налоги. Отстаивая свою правоту, мы обратились в Арбитражный суд, но, не смотря на его решение, принятое в мою пользу, проблема до сих пор не разрешена.
 
Юристы аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Иркутской области, которые принимали участие в судебных заседаниях, поясняют, что апелляционная инстанция арбитражного суда Иркутской области, куда Оксана Токмакова обратилась, оспаривая предписания и действия Росреестра, действительно признала, что в действиях Токмаковой нарушений земельного законодательства не имеется, а то, что она использует для предпринимательской деятельности часть индивидуального жилого дома, расположенного на указанном земельном участке, не свидетельствует о нецелевом использовании участка, поскольку используемая в предпринимательской деятельности минимальная часть строения не утратила статуса жилого дома. 
 
При этом статья 17 Жилищного кодекса РФ допускает использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности (например, научной, творческой, адвокатской и др.) или индивидуальной предпринимательской деятельности без перевода его в нежилое гражданами, проживающими в нем на законных основаниях (в том числе по договору социального найма), но при условии, что это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение (пожарной безопасности, санитарно-гигиенические и др.). 
 
В письме Министерства финансов РФ от 18.07.2019г. также отмечается, что в соответствии с вышеуказанной статьей допускается использовать жилое помещение для осуществления профессиональной или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами. При этом не установлено никаких ограничений относительно вида предпринимательской деятельности — если, конечно, речь не идет о размещении промышленного производства. Так что, изменения вида разрешенного использования земельного участка, расположенного под жилым домом, не требуется.
 
- Позиция  Четвертого апелляционного арбитражного суда в данном случае полностью соответствует позиции, высказанной Конституционным судом РФ в постановлении от 14 ноября 2019 г. N 35-П по делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 42 Земельного кодекса Российской Федерации и части 1 статьи 8.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки О.В. Гламоздиновой, - считает руководитель аппарата Уполномоченного Юлия Игнатьева. - Согласно этому постановлению предоставление религиозной организации возможности совершать в жилом помещении, расположенном на земельном участке, богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также использовать адрес этого жилого помещения в качестве адреса религиозной организации, не предполагает привлечение собственника к административной отвественности за нецелевое использование земельного участка.  При этом дом должен оставаться жилым и не трансформироваться в культовое, административное помещение. 
 
Однако суд общей юрисдикции, несмотря на уже вступившее в законную силу  решение апелляционной инстанции арбитражного суда по делу Оксаны Токмаковой, посчитал, что … ее супруг использует земельный участок не по целевому назначению. 
 
- Где же единство подходов при отправлении правосудия? - задает риторический вопрос Юлия Игнатьева. -  Где единообразие судебной практики: один земельный участок, один дом, два собственника, - мы видим два прямо противоположных решения. В итоге, выходит, что Оксана Токмакова может законно осуществлять свою деятельность в этом доме и на земельном участке, не меняя вида разрешенного использования земельного участка, - а ее супруг, проживая в этом доме и не осуществляя никакой коммерческой деятельности, является нарушителем земельного законодательства.
 
Токмакову было выдано соответствующее предписание Росреестра, за неисполнение которого мужа предпринимательницы привлекли к административной ответственности — однако мировой судья признал это привлечение незаконным.  Было выдано еще одно предписание - и Токмаков обратился в суд для его обжалования. В первой судебной инстанции ему удалось доказать, что второе предписание является неисполнимым, поскольку земельный участок находится в долевой собственности, и поэтому Токмаков не может обязать второго собственника, у которого такая обязанность отсутствует и по судебному решению признана незаконной, изменить вид разрешенного использования или прекратить свою деятельность. 
 
Однако суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, признав предписание государственного органа законным. А Росереестр сразу же вынес распоряжение о новой проверке исполнения предписания, в результате чего предприниматель, не выдержав давления со стороны контрольных ведомств, приняла решение прекратить свою деятельность и закрыть музей.
 
- Этот кейс наглядно демонстрирует качество деловой среды в нашем регионе, - резюмирует Андрей Капитонов. - Несмотря на все реализуемые реформы по снижению административного давления на бизнес, отношение контрольно-надзорных ведомств к предпринимателям не меняется, сохраняется стабильная ориентация проверяющих на взыскание штрафов и фискальная направленность проверок. Административная нагрузка на бизнес не снижается, административные барьеры не устраняются, а увеличиваются, что, безусловно,  ведет не к развитию предпринимательства, а к его устранению, как и произошло в случае с Оксаной Токмаковой. Не случайно статистика на сайте Уполномоченного при Президенте РФ Бориса Титова свидетельствует о том, что по индексу административного давления со стороны контрольно-надзорных государственных органов наша Иркутская область занимает 83 позицию из 85 российских регионов! 

Полезные ссылки